Чтение и письмо — с чего начать?

49c5c2_c199d8bd0463fe2e0d80d1714c26ec46 (2)В процессе нормального развития к тому моменту, когда дети идут в школу, т.е. около пяти лет, у них включается функция «образного» полушария. Это полушарие активно растёт и развивается в возрасте четырех-семи лет, в то время как «логическое» полушарие не растет до 7–9 лет. Самым естественным методом обучения для детей, которые начинают учиться в школе в возрасте пяти-шести лет, будет, следовательно, обучение через образы, эмоции и спонтанные движения.

При нормальных условиях развития у детей, начинающих ходить в детский сад, уже прекрасно развито воображение и имеется большой словарный запас. Британский учебный план, ставший основой и для наших школ, предусматривает, однако, немедленное обучение алфавиту и цифрам, вскоре за которыми следует обучение чтению. Скорее всего, учение не доставляло бы проблем, если использовать образы, эмоции и движения, опираясь на воображение учеников и их словарный запас.

Удивительно, но мы делаем всё наоборот. Мы учим детей «сидеть смирно», учить буквы и числа способом линейной логики (который включает письмо печатными буквами, очень линейный, логический процесс) и читать книги, изложенные упрощённым языком, в которых нет эмоций и мало картинок.

В возрасте около четырех или пяти лет дети часто любят сами «писать рассказы», насыщая их множеством деталей. Они обычно пишут «письменным» шрифтом, копируя взрослых, и потому, что им нравится его естественный ритм и течение. Этот процесс закрепляет целостное обучение и может стать прекрасным отправным пунктом в дальнейшем.

 

Как датчане упрощают обучение чтению

Датская школьная система, учитывая естественный процесс развития мозга, не начинает процесс обучения детей в школе, пока тем не исполнится шесть или семь лет. Датчане обучают чтению и письму, используя глобальный, целостный подход, и переходят к деталям позднее, когда детям исполняется восемь лет и «логическое» полушарие может с ними справиться. Детей не учат читать, пока им не исполнится восемь, и тем не менее, Дания гордится своей 100%-ной грамотностью.

Детям в Дании дают свободу и поддержку в написании собственных историй. Учитель не может расшифровать то, что написано, и ребёнок «может прочитать» свой рассказ сам. Рассказы детей насыщены сложным образным языком. Когда дети читают свою историю, учитель замечает, какие образы являются для каждого автора эмоционально значимыми. Учитель использует эту информацию, например, так: «Похоже, „динозавр“ — одно из твоих любимых слов. Хочешь посмотреть, как оно пишется?» Дети почти всегда хотят знать, как взрослые пишут слова. Поэтому после того, как учитель напишет письменными буквами слово «динозавр», в следующем рассказе этого ребенка среди обычных «печатных» каракулей будет вкраплено слово «динозавр». Ребёнок выучил целое слово и без усилий!

На уроке чтения учитель просит детей назвать любимую песню, которую он пишет на доске письменным шрифтом, и они следят за написанными словами, когда поют. Так устанавливается эмоциональная связь, исключительно важная для процесса запоминания, т.к. память тесно связана с эмоциями, возникающими в лимбической системе. На каждом уроке в датской школе много движения и ритмической игры.

Я могу подтвердить эффективность такого подхода, вспоминая, как сама учила алфавит. Чтобы его запомнить, мне нужно было спеть его как песенку и физически изобразить каждую букву с помощью своего тела. Я всё ещё ловлю себя на том, что напеваю эту песню, когда раскладываю бумаги по алфавиту.

В противоположность датской системе образования, я вспоминаю, что в моей первой книжке было много слов типа «это», «и», «да», «могу». Совсем недавно одна девочка принесла мне книжку, по которой она и её сверстники учились в детском саду. Книжка называлась: «ДА, Я МОГУ». Ну разве такие слова могут вызывать в голове какой-нибудь образ? Чтобы чему-то научиться, нам необходимо привязать это к чему-то знакомому и в этом детском возрасте к чему-то, имеющему конкретный образ. Учителя дают своим ученикам короткие слова, потому что они кажутся им простыми, но на самом деле они гораздо сложнее, чем «динозавр», так как не несут внутреннего образа и не вызывают эмоций.

Печатные буквы и трудности с письмом

Другой противоестественный подход связан с тем, что в качестве первого шага для овладения письмом детей учат писать печатными буквами. Печатание — это выраженный линейный процесс, отдаляющий от непрерывного ритмического течения языка как на уровне его отражения в мыслях, так и действий руки при письме шрифтом. Во многих европейских странах никогда не учат писать печатными буквами, и оказывается, что у детей-семилеток не возникает сложностей с переходом от письма к чтению печатного текста. Меня удивляет, что больше не проводится сравнительных исследований разных способов обучения письму в различных образовательных системах мира. Специалисты по образованию в Германии обнаружили, что у учеников возникает больше сложностей с языком с тех пор, как они перешли к обучению печатному письму на первом этапе освоения языка.

В американской школьной системе мы следуем британским образцам. В пять лет учим ребёнка печатным буквам, что, по моему опыту работы с детьми, является причиной многих трудностей с письмом. Получается, что дети в таком раннем возрасте должны прилагать огромные усилия, чтобы освоить печатное письмо. А это противоречит естественному развитию функций мозга. После семи лет, когда мозг уже достаточно развит, чтобы осуществлять абстрактные и линейные операции, необходимые для печатного письма, мы учим детей прописным буквам. Это просто безумие, которое создает у ребенка повышенный стресс и ведёт к синдрому «приобретённой беспомощности». Такая приобретённая беспомощность возникает, когда человек решает, что все, что он делает, у него не получится. Поэтому он «сдается» сразу или делает лишь слабую попытку сделать что-либо.

Это не единственный пример приобретенной беспомощности, возникающей из-за педагогической стратегии, при которой долговременные достижения приносят себя в жертву краткосрочным, иллюзорным результатам.

Выдержка из книги доктора физиологии Карлы Ханнафорд «Мы учимся не только головой»