Нет людей, неспособных к обучению

49c5c2_cc9776f260bf3c2de74e61e2de9dc9b2Изменения, произошедшие с девочкой Эми

Эми была красивой 10-летней девочкой с длинными вьющимися волосами и прекрасной улыбкой. Её рост соответствовал возрасту ребёнка пятого класса, но она ходила, заметно хромая на одну ногу и подволакивая её. Речь её была неразборчивой и односложной, а потому — бессмысленной. Эми перенесла тяжёлое поражение мозга из-за физического насилия в возрасте шести недель. Имея очень заботливых мать и отчима, она выросла любящим и радостным ребёнком.

Так как Эми не могла ни читать, ни писать, ни общаться, в школе её определили в специальный класс, где учились ещё пять «эмоционально незрелых» детей. Устроившись в качестве консультанта учителя начальных классов, я предложила поработать с тремя детьми этого класса на протяжении перерыва каждый день с тем, чтобы учителя могли отдохнуть. Эми была одной из них. Два других ребёнка были 8-летними мальчиками. У одного мальчика был диагноз задержки умственного развития (оба его родителя также считались умственно неполноценными). Другой мальчик был с задержкой психологического развития (ЗПР) и был определён как «эмоционально неустойчивый» из-за его яростных вспышек гнева.

Работать в группе было комфортно, мы собирались в большом кабинете. Наши встречи стали для меня незабываемым опытом. В течение первой недели с каждым ребёнком я проводила процедуры переобучения системы «интеллект-тело» по Полу Деннисону. После этого мы ежедневно в течение 5 минут делали упражнения из программы «Гимнастика Мозга». Эти простые физические движения активизировали целостное функционирование мозга, особенно лобных его долей. Мы также пили большое количество воды.

После упражнений мы шли на улицу и 10 минут играли в футбол. Мальчикам это нравилось, а Эми бегала за мячом, радостно визжа и смеясь. В дождливые дни мы разговаривали, рисовали, пели песни. Мы всегда много смеялись. Иногда я читала детские рассказы, иногда мы вместе сочиняли истории, озвучивая их всеми видами забавных голосов и выполняя к ним рисунки.

На случай потасовок я ввела такое правило, что их участники будут две минуты сидеть в позиции «Крюков» по программе «Гимнастики Мозга». После того, как они успокаивались и интегрировались посредством этого упражнения, они обретали чувство ответственности и могли рассказать, почему расстроились или чего им хотелось. Это упражнение поддерживало в них большую эмоциональную стабильность и снижало напряжение. Позиция «Крюков» стала ценным межличностным инструментом, позволяющим культивировать честность без страха и насилия.

Мы, дети и я, подружились настолько, что наши ежедневные занятия стали привычными. Через два месяца после того, как я начала работать с Эми, её мать обрадовала меня приятной новостью. Их семейный врач был изумлён внезапной способностью Эми говорить целыми предложениями. Я просто не замечала этого изменения в ней, так как всё время была рядом с ней.

По истечению нескольких месяцев Эми уже научилась играть в мяч и даже пинать его так, что мальчики были рады играть вместе с ней. Её хромота намного уменьшилась, и она могла пинать футбольный мяч совершенно ровно по стрелке. Эми нравились лошади, но та, которую она нарисовала в первый раз, напоминала лошадь только цветом. Лошадь, которую она изобразила для меня в конце школьного года, уже была похожа на лошадь.

Через пять месяцев Эми читала на уровне второго класса, и ей нравилось писать. Через семь месяцев она «убедительно» солгала, продемонстрировав способность к творчеству и отвлеченному причинному рассуждению. К концу школьного года девочка читала почти соответственно своему возрасту, писала удивительно образные истории и могла успешно общаться с другими.

До наших занятий Эми проучилась в школе в течение пяти лет и, несмотря на усилия превосходных учителей, лишь немного преуспела в своём развитии. Её внезапный скачок в развитии оказался возможным благодаря дополнительным к её ежедневному опыту движениям в рамках программы «Гимнастика Мозга», футболу, рисованию и музыке. Два мальчика также продемонстрировали замечательные успехи в учении к концу того года. Они стали спокойнее и собраннее в ситуациях, вызывающих сильные эмоции.

Опыт моей работы основательно убедил меня в том, что движение необходимо для учения. Растущее понимание того, что тело — столь же важное явление, как и мозг, подвело меня к постановке вопросов для исследования, логическим завершением которого явилась эта книга. Я стала свидетелем существенных учебных достижений детей и взрослых после выполнения ими упражнений «Гимнастики Мозга», а также опыта Эми, способности которой росли во всём, что бы она ни делала.

Отрывок из книги Карлы Ханнафорд «Мы учимся не только головой», 1999 год