Проблемы и трудности могут стать причиной роста

49c5c2_a6b8f77279db73f74c3df3b504f9979fСтю и Слон: мы не сможем читать, пока не умеем слушать.

Стю был строителем-подрядчиком и одним из моих наиболее сложных клиентов. Он   читал на уровне первого класса. Одним из величайших желаний Стю было читать своему шестилетнему внуку, Девону. Как нечитающий взрослый, он с некоторыми трудностями узнавал слова по виду, но не различал звуки речи, пока читал, и не понимал, что ему нужно слушать и говорить одновременно, когда он воспринимал символы. Он мог прочитать «шляпа» (hat, англ.), однако он не слышал разницы между этим словом и словом «мат» (mat, англ.). Эта способность слышать и использовать звук, чтобы различать слова во время чтения, связана с  функциями височных долей, вот почему эта часть мозга важна при обучении письму и чтению.

Видя, как Стю таращится на буквы на странице, я понял, что он был в таком визуальном стрессе во время чтения, что он не мог ни слышать, ни двигаться. Его огромная шея и мускулы плеч заблокировали его способность поворачивать голову налево и направо; в другой ситуации можно было подумать, что он «тупой» или перегружен информацией. Я задумался, есть ли связь между умением поворачивать голову и способностью слушать.

Я научил Стю делать Ленивые Восьмерки — рисовать огромную восьмерку, лежащую на боку, сначала одной рукой, потом другой, глазами следуя за рукой в медленном, расслабленном темпе. Хотя это движение визуально расслабило глаза Стю, на его чтение оно, казалось, не повлияло. Глубокая преданность делу и желание Стю освоить чтение толкали меня на поиски новых ответов.

Посреди ночи я иногда думал о своих учениках и размышлял о том, как им помочь. И однажды  я проснулся посреди ночи с одной идеей. Я знал, что читающие часто напрягают свое горло и мускулы шеи, когда они субвокализируют слова (мысленно проговаривают их про себя). Теперь я понял, что неспособность Стю слушать, помнить и читать определенно была как-то связана с этим напряжением в его шее и тем, как это напряжение влияло на его способность поворачивать голову. Я представил, как по-новому можно сделать Ленивые Восьмерки — двигаясь всем телом, но оставляя мускулы шеи неподвижными (годы спустя, когда мы с Гейл написали «Гимнастику Мозга» (Brain Gym: Simple Activities for Whole-Brain Learning), мы назвали это новое движение «Слон»).

Когда я в следующий раз увидел Стю, я попросил его повернуть голову, что он сделал с трудом. Тогда я поделился с ним своим открытием и новым движением, и мы сделали его вместе. Стю был очень удивлен, когда почувствовал, что ему легче поворачивать голову, и мог теперь концентрироваться на словах в книге без напряжения в шее. Неожиданно он смог видеть, слышать, думать и запоминать — всё одновременно. Слова на странице стали обретать для него смысл.

А когда Стю понял отношение «звук-символ», он быстро научился читать. Теперь, когда он читал своему внуку, Девон учил его незнакомым словам, а он объяснял Девону слова, которые были тому непонятны. Больше не притворяясь читающим, как он раньше делал, он был очень рад, что мог поделиться своим учебным процессом с внуком. А когда он привел Девона познакомиться со мной, я был рад видеть, как они вместе делают эти движения (упражнения), читают и смеются.

Благодаря Стю я сделал открытие-прорыв: главная физиологическая причина неспособности к чтению — это напряженные мускулы шеи, и когда физический стресс уходит, ментальный акт обучения может быть быстро совершён.

Выдержка из книги Пола Деннисона “Brain Gym and me”